Навигация

В альплагере «Безенги» прошло обучение инструкторов альпинизма по канадской системе подготовки.

пн. 2011-10-03 13:44 — Мария

С 6 по 21 августа 2011 в альплагере «Безенги» прошло обучение инструкторов альпинизма по канадской системе подготовки. Одним из курсантов стал таганрогский альпинист, член нашего клуба Андриян Спичка:

"Телефонный звонок от Ивана Трофимовича Душарина (вице-президент ФАР, отвечающий за обучение) был для меня совершенно неожиданным, т. к. в этом году я не собирался ехать в горы. Но еще более неожиданным было предложение Ивана Трофимовича. Оказалось, в августе ФАР организует обучение инструкторов альпинизма по системе UIAA на конкурсной основе. Посоветовавшись с близкими, я попросил Душарина вынести на рассмотрение мою кандидатуру. И в тот момент, когда надеяться, казалось, было не на что, позвонил только что вернувшийся из Пакистана Иван Трофимович.

Через 2 дня поезд вез меня в любимый альплагерь Безенги. Впереди ожидало 14 дней обучения по канадской системе подготовки инструкторов. Когда все 9 курсантов собрались в лагере, нам представили преподавателей, Рональда Уайтхеда и Бенуа Валлера (заочно, т. к. он прибыл в лагерь на 2 дня позже). Рональд и Бенуа – президент и вице-президент канадской национальной школы скалолазания в Квебеке (ENEQ)

Как любой вид спорта, мировой альпинизм не стоял на месте и постепенно претерпел изменения. В нашей же стране, в связи с политической ситуацией, альпинизм развивается по старой системе альплагерей и спортивных разрядов. Но в то же время страна живет уже совершенно новыми рыночными интересами. Связь российского альпинизма с UIAA была на какой-то момент даже прервана. Желая вернуться в полноправные члены мирового альпинистского сообщества, руководство ФАР решило усовершенствовать систему обучения инструкторов. Ведь именно инструктора смогут постепенно внедрить её на территории РФ, для того, чтобы система обучения альпинизму в нашей стране соответствовала мировым требованиям.

Наши занятия начались сразу в день приезда непосредственно с момента знакомства. А уже через три дня занятий мне показалось, что больше я не выдержу, захотелось уехать. Каждый день учеба начиналась сразу после завтрака (8.00), а иногда и до него, а заканчивалась, в лучшем случае, в 22.00. Целый день мы участвовали в теоретических и практических занятиях, которые настолько отличались от традиционных, что требовали от нас полной отдачи сил и постоянного концентрации внимания и планирования. Обучению нас планировать преподаватели отводили особую роль и считали его основной всей системы обучения. В этом заключалось принципиальное отличие от российской системы обучения, т. к. основные технические элементы в основном у нас совпадают, хотя и есть некоторые отличия в их применении. По началу, мы не до конца понимали, что от нас требуется. От части, это был языковой барьер, хотя с нами работала прекрасная переводчица Елена Овчинникова. С другой стороны преподаватели нарочно ставили нас в такие условия, которые способствовали принятию собственных решений по планированию дальнейших действий на несколько дней вперёд.

Напряженный курс обучения завершался экзаменами: теоретическим, практическим по педагогике, который проводился для клиентов, и практический по технике альпинизма, оценки за который выставлялись в процессе обучения. Самым важным из перечисленных был экзамен по педагогике. В нем оценивалась способность инструктора передать знания обучаемым (клиентам), а не только личные знания технических приемов. Требования к экзаменуемым были очень строгими. Можно было провалиться на экзамене за один незамуфтованный карабин (всего более 10 критериев отрицательного исхода экзамена), в отличие от российской школы инструкторов, где за подобные нарушения можно получить замечание, либо дополнительную смену стажировки. Кент, зять, сват, почти сестра, знакомый Душарина – чисто по-братски. Эти категории при сдаче экзамена тоже не проходят. Не все курсанты смогли удачно сдать экзамен с первого раза.

Хочется отметить, что наши преподаватели всем своим видом и поведением подавали нам образец того, каким должен быть инструктор альпинизма: всегда чистым, аккуратно одетым, душистым, доброжелательным и веселым. Занятия были больше похожи на выступление актеров, чем на лекции. Назывались наши занятия не уроками, а презентациями, т. е. Рональд и Бенуа творили все возможное и невозможное для того, чтобы нам было интересно и мы легко усвоили материал. Атмосфера во время обучения была необыкновенно свободной. По окончании обучения у меня появились не только новые знания и иной взгляд на альпинизм, но и большое желание стать во многом таким, как наши преподаватели Рональд и Бенуа и передавать свои знания всем, кто действительно хочет их перенять".